Buaku
no life, no pain
Он утешенье находил на дне бутыли.
Ведь лишь она была ему близка,
Одна всегда приветлива и рада.
Хоть и за деньги, но любила до конца.