23:24 

О будущем морской компоненты российских СЯС

Buaku
no life, no pain

РПКСН проекта 667БДРМ "Дельфин".


РПКСН проекта 941 "Акула", на фоне моряков можно оценить размеры.


РПКСН проекта 955 "Борей" - "Юрий Долгорукий" в сухом доке.


Вместо начала, фрагмент интервью 12.05.2000 с генеральным конструктором ГРЦ "КБ имени академика Макеева" В.Г. Дегтярём.

-Владимир Григорьевич, 27 марта состоялся успешный пуск баллистических ракет РСМ-54. Что позволило вашему КБ продлить сроки эксплуатации этих ракет? Какие это будет иметь последствия?
- Моряки в очередной раз показали, что наше баллистическое оружие остается надежным инструментом сдерживания любой внешней агрессии против России. В то же время само существование этого оружия сегодня находится под угрозой. Работы по возобновлению производства ракеты РСМ-54 ведутся крайне медленно. Уровень сегодняшнего финансирования таков, что впору говорить о нежелании нашего государства иметь надежно работающую морскую компоненту стратегических ядерных сил.
В настоящее время на российском флоте несут службу 6 стратегических ракетоносцев типа "Дельта-4". На каждом из них размещается по 16 пусковых установок РСМ-54 с четырьмя ядерными блоками на каждой из ракет. Эти корабли составляют костяк морской компоненты СЯС. РСМ-54 - самая лучшая баллистическая ракета в мире по энергомассовому совершенству. Под этим термином конструкторы понимают показатель отношения массы боевой нагрузки баллистической ракеты к ее стартовой массе, приведенной к одной дальности полета.
Например, если машина забрасывает один вес боевой части на дальность 8 тысяч километров, то для решения этой же задачи на дальность 10 тысяч километров потребуется уменьшить вес боевой нагрузки. Если оценивать нашу ракету по этому показателю, то РСМ-54 имеет 46 единиц. Это лучше, чем у американских баллистических ракет морского базирования "Трайдент-1" и "Трайдент-2", имеющих энергомассовый показатель 33 и 37,5 единиц соответственно. Тем не менее в 1996 году было принято решение о прекращении производства ракет РСМ-54 на Красноярском машиностроительном заводе.

- Насколько мне известно, решение принял ваш предшественник на посту генерального конструктора?
- Информация не совсем верна. Генеральный конструктор не может закрыть производство ракет, это не в его полномочиях. Подобное решение вправе принять только Министерство обороны как главный заказчик вооружения и военной техники. Производство прекратили потому, что КБ Макеева делало новую баллистическую ракету для ВМФ РСМ-52 "Вариант" или, как ее еще называют, "Барк". Данная машина должна была стать глубокой модернизацией находящейся на вооружении ВМФ баллистической ракеты РСМ-52, стоящей на вооружении шести АПЛ типа "Тайфун" и заложенного в 1996 году атомного ракетного крейсера пятого поколения "Юрий Долгорукий". Как нам кажется, в тот момент, отказавшись от покупки ракет РСМ-54, МО РФ просто хотело сэкономить деньги.
Но в результате работа по МБР "Барк" была закрыта, производство РСМ-54 остановлено. Флот оказался под угрозой остаться без новых баллистических ракет. Тем более что в 2003 году истечет срок эксплуатации комплексов баллистического оружия РСМ-52, установленных на АПЛ типа "Тайфун". И что тогда делать с этими лодками: резать, топить?.. Как будто у нас в стране очень много денег, чтобы так бездарно распоряжаться дорогостоящей и еще современной техникой.
Мы предложили ВМФ новую баллистическую ракету, созданную на базе РСМ-54, которая называется РСМ-54 "Синева". Принципиальное отличие этой машины от ее предшественницы заключается в том, что у нее изменены размеры ступеней, установлено 10 ядерных блоков, повышена защищенность комплекса от действия электромагнитного импульса, установлена система преодоления ПРО противника. Эта ракета вобрала в себя уникальную систему спутниковой навигации и вычислительный комплекс "Малахит-3", которые предназначались для МБР "Барк". Производство "Синевы" налаживается сейчас на Красноярском машиностроительном заводе. Правда, чтобы расконсервировать и наладить работу этого высокотехнологичного предприятия, государству пришлось выложить 160 миллионов рублей. Такая вот экономия получается…

- Разработку МБР "Барк" закрыли после серии неудачных летно-конструкторских испытаний. И винить в этом можно только творческий коллектив КБ Макеева, не сумевший с 1986 года - времени появления правительственного постановления - создать работоспособную машину?
- Прежде всего я хотел бы подчеркнуть, что, несмотря на то что ракету начали проектировать еще в 1986 году, она может по праву считаться одной из самых современных, сложных и перспективных разработок отечественного ВПК.
Если вы спросите, почему же мы так тянули с работой, то могу лишь сказать, что, в соответствии с требованиями командования ВМФ, "Барк" получился очень сложной машиной, требующей серьезной конструкторской работы и времени на ее реализацию. Но самая главная причина задержки кроется в крайне неудовлетворительном финансировании проекта.
При установленном правительством уровне денежного обеспечения нам удавалось делать одну ракету в три года. Именно по этой причине один из испытательных пусков мы произвели в 1994 году, следующий - в 1997. Согласитесь, что с таким шагом сложную ракетную технику делать нельзя, она просто может морально и физически устареть. Но даже сегодня наша машина остается самой современной в мире. Понять это можно хотя бы по некоторым техническим характеристикам этой МБР. "Барк" имеет дальность полета более 10 тысяч километров и несет на себе 10 средних ядерных блоков.
Помимо этого, наша ракета может быть применена в северных широтах, где ее можно запускать из-под ледяного панциря. В конструкции предусматривалась специальная система прохода через лед.
Также "Барк" мог использоваться как по обычной траектории, так и по настильной. В первом случае ракета летит из акватории Баренцева моря на Камчатку за 30 минут, а во втором - за 17 минут.
Если же говорить о неудачных пусках, то замечу, что американцы со своим комплексом "Трайдент-2" в 1988 году терпели неудачу 3 раза, а по нашему предыдущему комплексу РСМ-52, который мы сдавали в 1982 году, у нас было 6 неуспешных пусков. Но несмотря на это, мы довели нашу машину, и сегодня на вооружении ВМФ стоит самый надежный ракетный комплекс в мире. Подтверждением этих слов стали прошедшие в 1998 году испытания на Северном флоте, когда АПЛ "Тайфун" произвела одновременный пуск всех своих 20 РСМ-52. Вы представляете, все 20 ракет вышли из шахт…
За этим пуском наблюдали американские представители с корабля сопровождения. Они были просто поражены надежностью нашей техники. Ведь всегда существует техническая погрешность, при которой хоть одна ракета не стартует. У нас летают все машины независимо от того, когда они были выпущены и сколько лет находятся в активной эксплуатации. Именно поэтому мы считаем допустимым падение ракет во время проведения летно-конструкторских испытаний. Плохо, когда такое происходит во время боевых пусков.
Возвращаясь к "Барку", хочу специально повторить: упала всего лишь третья ракета. А в результате закрывают работу над комплексом, который был готов на 73%. Нам оставалось провести всего несколько пусков с наземного стенда и около 8 пусков с АПЛ, и тогда с уверенностью можно было бы принимать комплекс на вооружение. Не бросая камней в адрес Министерства обороны и Минэкономики, я до сих пор так и не могу понять, почему нам не дали завершить работу. Ведь ракеты РСМ-52 заканчивают срок службы, и к 2003 году у нас остаются 6 пустых "Тайфунов" (на текущий момент осталось три, на ходу один).

- Одной из версий, почему было принято такое решение, специалисты называют то, что машина получилась очень тяжелой и ее негде эксплуатировать...
- Это не так. На флоте уже сегодня существует инфраструктура, в том числе и крановое хозяйство, специально предназначенное для погрузки ракет РСМ-52, каждая из которых весит около 90 тонн. Есть специальное транспортное оборудование, пирсы, комплексы наземного оборудования для эксплуатации ракет.

- Говорят, что у вас оставалось еще несколько готовых к испытаниям ракет "Барк", но вам просто не дали провести повторные испытательные пуски?
- Действительно, четвертая ракета лежит готовая на заводе. На пятую машину есть все комплектующие: двигатели первой, второй и третьей ступеней, система управления, конструкция амортизационно-стартовой системы ракеты. Если нужно, мы можем собрать и ее. У нас создан задел еще на несколько ракет. В то же время сама АПЛ "Тайфун", кстати, 10 лет простоявшая в доке "Севмашпредприятия" в ожидании перевооружения на наш комплекс, имеет 84-процентную готовность к постановке нового комплекса. На ней уже смонтированы пусковые установки, в ракетные отсеки размещена монтажно-технологическая аппаратура, осталось только поставить корабельные системы, которые находятся на заводах-изготовителях. Но произошло, с нашей точки зрения, немыслимое - Министерство обороны закрыло проект и дало задание начать разработку нового комплекса.

- Наверное, когда принимается такое серьезное решение, как закрытие работ по практически готовому ракетному комплексу, то заказчик должен оперировать очень серьезными аргументами. Какие доводы привело МО? С какой формулировкой закрыли работу?
- Главной претензией к нам был третий неуспешный пуск. В это время в Министерстве обороны как раз изучали предложения Московского института теплотехники (МИТ) о создании унифицированных систем баллистического оружия. Это когда одна ракета может применяться для шахтного, грунтового и морского комплексов. Видимо, эта идея возобладала. Другой причиной, повлиявшей на решение судьбы МБР "Барк", было решение о создании единой кооперации предприятий ракетостроительной отрасли. Мол, зачем держать две кооперации: ГРЦ с головными заводами в Красноярске и Златоусте и МИТ с Воткинским заводом. Вот надо оставить одну кооперацию, одно КБ, один серийный завод - и все будет в порядке.
Опасность такого подхода заключается в том, что если будет создана единая кооперация, а конкретнее, одна головная фирма - разработчик комплексов баллистического оружия и конкурентов у нее не будет, то это неминуемо приведет к ситуации, когда можно навязывать государству любую технику. Монополизм еще никогда не приводил в ракетостроении к положительным результатам. По нашему мнению, оптимизация кооперации предприятий, задействованных в ракетостроительной области, необходима, но она должна быть разумной и не нарушать сложившегося баланса.

- Генеральный директор и главный конструктор МИТ Юрий Соломонов не раз заявлял прессе, что "Тополь-М", а следовательно, и перспективная морская ракета потенциально способны проходить систему ПРО США?
- Я не хотел бы это комментировать… Наш "Барк" был не менее сложной машиной с повышенной боевой устойчивостью, с той же системой преодоления ПРО противника и еще целым рядом технических решений, делавших ее совершенно уникальным образцом российской ракетной техники.

- Хотелось бы все-таки еще раз вернуться к теме "Барка". Ходит много слухов, почему ракета так и не полетела. Что же с ней реально произошло, в чем кроется причина неудач в ходе испытаний комплекса?
- Во время первого пуска у нас отработала первая ступень машины, успешно прошло ее отделение, включился второй двигатель, прошла расстыковка с третьей ступенью и включение третьего маршевого двигателя. Но дело в том, что на ракете установлен так называемый АРСС - амортизационная ракетно-стартовая система. Это как бы своеобразный "колпак" на ракете, на гранях которого она висит в шахте. Помимо этого, АРСС защищает ракетную шахту от попадания туда воды в момент открытия крышки пусковой установки. Устройство выдерживает давление воды на глубинах до 150 метров, весит около 5 тонн и на определенной высоте должно отстреливаться. Так вот, во время первого пуска этот "колпак" не отделился и машина тащила его аж до Карского моря, где самоликвидировалась.
В ходе второго пуска было значительно превышено расчетное значение вибраций, воздействующих на гироплатформу комплекса командных приборов. Это исключительно конструкторская ошибка. В результате нам пришлось доработать систему амортизации. Во время третьего пуска платформа работала без замечаний. Но нас подвела система съема АРСС.
Для того чтобы АРСС успешно отделился от ракеты, мы подаем под "колпак" газы двигателей съема. Так вот, устройства, по которым под "колпак" подается газ, на концах оснащены специальными дросселирующими молибденовыми шайбами. Как потом оказалось, шайбы не были установлены и патрубки, не рассчитанные на столь высокие температуры, "разошлись" на диаметр, превышающий допустимый. В результате под "колпак" поступило большее, чем необходимо, количество разогретого газа, сгорела система управления ракеты. Но даже несмотря на это, согласно программе действия в аварийной ситуации, система управления разделила ракету на ступени и они самоликвидировались. Мы нашли отстрелившийся АРСС и установили причину аварии. Провели разбор, устранили недостатки, и, главное, доказали государственной комиссии, что неполадок больше нет. Все разобрались, согласились с нашими доводами, но решение было однозначным - работы по "Барку" прекратить.


Продолжаем разговор, фрагмент интервью 10.02.2009 с кандидатом технических наук, полковников запаса РВСН О.Л. Сергеевым.

Что на суше хорошо, в море - головная боль
Российская газета: Вас, Олег Леонидович, никак не заподозришь в любви к Московскому институту теплотехники и их морскому детищу "Булаве". Отчего такая строгость и скептицизм?
Олег Сергеев: Их неудачи как головного разработчика нового ракетного комплекса для ВМФ не случайны. Если хотите, они были запрограммированы. Потому что чересчур самонадеянной по замыслу и ущербной в реализации оказалась концепция тотальной унификации стратегических ракет морского и наземного базирования.

РГ: Но идея-то красивая! И на первый взгляд, вполне здравая...
Сергеев: Только на первый взгляд. Желание понятно: заменить вместе в подводными лодками второго-третьего поколений ракетный комплекс "Тайфун" (ракеты РСМ-52, на твердом топливе), а в дальнейшем и "Синеву" (РСМ-54, на жидких компонентах) одной твердотопливной ракетой "Булава", что сделана по образцу и подобию своего наземного аналога "Тополь-М". Водрузить "Булаву" на подводные лодки типа "Юрий Долгорукий" и "Владимир Мономах", которые сейчас строятся, и станут они, как любят выражаться наши стратеги, "основой морской компоненты стратегических ядерных сил России"...
Да только, по известной русской пословице, гладко было на бумаге. То, что хорошо при наземном пуске, создало массу проблем, когда ракете пришлось стартовать с морской акватории.

РГ: В чем эти проблемы и как вы их объясняете?
Сергеев: В море стратегический ракетоносец находится в условиях "гидрокосмоса", когда ошибки в определении места и курса неизбежны. При этом точность выработки данных для стрельбы зависит от времени нахождения подлодки на заданном курсе при минимальных отклонениях по скорости, глубине, крену и дифференту.
А так называемые мобильные (наземные, грунтовые или железнодорожные) ракетные комплексы, в отличие от комплексов морского базирования, подвижны лишь условно. Их пусковая установка при подготовке к выстрелу вывешивается и строго горизонтируется гидравлическими опорами. И не где попало, а в заранее выбранных местах старта с геодезической привязкой особой точности. Для баллистических ракет подводной лодки такие условия могут быть созданы лишь при швартовке у пирса в месте базирования.

РГ: Вы хотите сказать, что разработчики "Булавы" изначально не придали этим различиям должного значения? Но ведь Московский институт теплотехники - это не частная лавочка, рожденная в лихие 90-е. В этом КБ работали и работают выдающиеся конструкторы...
Сергеев: Я былых заслуг не оспариваю. Но в данном случае утверждаю: не имея опыта морского ракетостроения, МИТ взялся за создание новой системы оружия на голом месте. А все существовавшие до этого наработки, в том числе многолетний опыт уральского КБ имени Макеева, где как раз специализировались на баллистических ракетах для подводных лодок, был отвергнут за ненадобностью.

РГ: Бывает, что по-другому нельзя. На том же Урале ученые-ядерщики мне рассказывали: когда призывают придумать что-то новое, но при этом не бросать старое - делать будут старое, хотя и под новыми вывесками...
Сергеев: Тут, я полагаю, иной случай. Что бы ни говорили в свое оправдание разработчики "Булавы", летные испытания характеризуют ее не как подвижную, а как стационарную стартовую платформу - по системе управления, модели и параметрам полета. Косвенно об этом говорит и ненадежность попадания в так называемую "трубку траекторий" из-за характерных для "Булавы" аварий на этапах разделения первой, второй и третьей ступеней.

РГ: У журналистов и независимых экспертов есть нечто общее: к месту и не к месту напираем на аварии. А ведь при всяких испытаниях, тем более при испытаниях новых систем оружия как без этого обойтись? Ведь и "Барк" - перспективная разработка макеевского КБ - была прикрыта после третьей подряд аварии...
Сергеев: Тогда явно поторопились. Ведь это, напомню, случилось на первой стадии испытаний, при пусках с наземного стенда в Неноксе - это специальный морской полигон на берегу Белого моря в Архангельской области. Там отрабатывались практически все наши морские межконтинентальные ракеты. А "Булава", по прихоти создателей, обошла его стороной.
Для примера скажу, что при академике Макееве и некоторое время после его ухода с наземного стенда по каждому новому "изделию" проводилось от 16 до 20 пусков на различные дальности. Результаты этих испытаний обеспечили модернизацию ракет для полета по настильным траекториям, в том числе из высоких широт, для поражения защищенных малоразмерных целей и повышения стойкости к поражающим факторам различной природы. А после завершения испытаний с наземного стенда проводилось до 18 пусков ракет в различном боевом оснащении с подводных лодок из Белого, Баренцева и Норвежского морей.

РГ: И как часто случались в то время отказы и аварии при испытательных пусках с реальных носителей?
Сергеев: Конечно, не семь из восьми, как с "Булавой". Точно могу сказать про ракетный комплекс Д-19 "Тайфун" с ракетой РСМ-52: из тринадцати пусков с головной подводной лодки только два признаны не вполне успешными. Хотя это ракета такого же типа, как и "Булава" - трехступенчатая, на твердом топливе. Правда, весила она не 30-40, а почти девяносто тонн. И могла забросить на те же восемь тысяч километров головную часть весом две с половиной тонны - с десятью боевыми блоками индивидуального наведения на цель и комплексом средств преодоления ПРО.

РГ: Хотите сказать, ничуть не уступала гипотетической "Булаве"?
Сергеев: Я другое хочу сказать. Отказ МИТа от стендовых пусков указывает на то, что в "Булаве" нет объектов, корректировка которых по результатам испытаний повышала бы надежность и точность разведения боевых блоков. Метод же проб и ошибок, выдаваемый за "статистические испытания", не результативен - даже если прибавить к семи неудачным еще пять или даже десять пусков. Не секрет, что бортовая система наведения первой межконтинентальной баллистической ракеты на наших подлодках включала азимутальную астрокоррекцию.

РГ: То есть ракета уже в полете "подправляла" свой курс по звездам?
Сергеев: Да. Таким образом обеспечивали требуемую точность стрельбы даже при значительных ошибках навигационного комплекса в определении курса АПЛ. На более совершенных ракетах (РСМ-50, -52 и -54) применялась полная астрокоррекция - она учитывала ошибки в определении не только курса, но и местоположения стреляющей АПЛ.

РГ: А в "Булаве" для этого места не нашлось? Или придумали что-то более совершенное?
Сергеев: Что придумали взамен - это вопрос к МИТу. А известное многим ракетчикам ЦКБ "Геофизика", где создавались упомянутые системы и делалось много чего еще для космоса, авиации и ВМФ, сейчас в состоянии банкротства.

"Булава" из "Тополя" как секрет Полишинеля
РГ: Вернемся к вашему утверждению, что разработчики "Булавы" взялись за морскую ракету "на голом месте". Но ведь не секрет, что изначально речь шла не просто о новой, а о создании унифицированной ракеты путем модернизации и доработки уже существующих и неплохо показавших себя "Тополей". Таким образом даже обещали сэкономить немалые деньги для военного бюджета...
Сергеев: Не мне вам говорить, куда мостят дороги щедрыми посулами. А если по существу и прямо, то модернизация "Тополя" в "Булаву" - это все равно, что переделка автомобиля в самолет. У "Тополя" просто нет для этого модернизационных резервов. И поле для внедрения инноваций, чтобы соответствовать требованиям баллистических ракет для подводных лодок, ограничено. Это давно не тайна для экспертов. А лучше всех про это знают в Свердловском НПО автоматики имени Н.А.Семихатова, где создавали системы наведения для первых разработок Московского института теплотехники и всех без исключения ракет, созданных в уральском КБ под руководством Виктора Макеева.

РГ: А почему так важны для отработки морских ракет пуски с наземного стенда? Ведь не только вы и другие эксперты об этом говорили - вице-премьер Сергей Иванов особым образом акцентировал это на коллегии Роскосмоса.
Сергеев: В самых общих чертах можно объяснить так. Ошибки навигационных комплексов на ракетных подводных лодках имеют отвратительное свойство накапливаться в бортовых системах наведения. И чтобы разобраться, отделить, грубо говоря, мух от котлет и понять природу явлений, воспроизвести их в наземных условиях, а потом дать рекомендации и прогноз успешности доработок, требуется добыть, как выражаются специалисты, не зашумленную информацию. А ее можно получить при пусках ракет с наземного стенда - без влияния отклонений, которые создает подвижная платформа - в данном случае АПЛ.

РГ: К такому приему только мы прибегаем? Выглядит довольно допотопно...
Сергеев: Вы так думаете? В США считают иначе. Они скрупулезно отработали наземный этап при создании ракет "Трайдент-1" и "Трайдент-2". На этом фоне обещания создателей "Булавы" переплюнуть американцев, минуя стендовые испытания, выглядят, мягко говоря, неубедительно. А если называть вещи своими именами - профанацией и авантюризмом. При очевидном отставании отечественного приборостроения, электроники и программного обеспечения испытания с наземного стенда при отработке комплексов межконтинентальных морских ракет нам объективно необходимы.
Ведь главная целевая функция таких ракет - точность стрельбы. Она подчиняет себе все тактико-технические элементы АПЛ, включая навигационный комплекс, систему выброса ракеты из шахты (в данном случае это пороховой аккумулятор давлении или парогазогенератор), специальную гидродинамическую защиту ракеты и много чего еще. Добавьте к этому подготовленные в навигационном отношении районы боевого патрулирования, где тщательно изучены ориентиры на морском дне, а также все гравитационные аномалии...

РГ: Они тоже могут влиять на поведение ракеты и точность стрельбы?
Сергеев: Да, через работу инерциальных систем. Влияние на точность оказывает и то, насколько устойчиво движение ракеты на подводном участке. То есть как сработают маршевые жидкостные двигатели при "мокром" старте из затопленной водой ракетной шахты. В твердотопливной ракете, стартующей из "сухой" шахты при помощи пороховых аккумуляторов давления, применяется типично русское изобретение - так называемое устройство формирования каверны. Это обеспечивается зарядами твердого топлива, которые создают газоструйную защиту для снижения гидродинамических нагрузок на стартующую ракету.

РГ: Что-то похожее на торпеду "Шквал"?
Сергеев: Именно. Некоторые технологические приемы, использованные в подобных конструкциях, в свое время стали предметом шпионского скандала при попытке американцев узнать секрет влияния каверны на скорость торпеды "Шквал".

РГ: Вы упомянули и про гравитационные аномалии, и про шпионские разборки. А как вам такое предположение: "Булава" падает не сама по себе, на нее открыли охоту американцы со своих радарных станций на Аляске и в Скандинавии?
Сергеев: Каким образом?

РГ: Расставляют электромагнитные ловушки, создают непреодолимые плазменные поля - словом, дурят "Булаве" мозги, сбивают с курса, не дают развернуться на орбите двигателям третьей ступени и головного блока. Короче, полный беспредел, если верить публикациям и комментариям в Интернете...
Сергеев: Боюсь, что разочарую ваших читателей. Реальность, полагаю, и проще и сложнее этой экзотики - электромагнитной и всей прочей. Даже при очень сильном воображении она не в состоянии воздействовать на автономные инерциальные системы наведения баллистических ракет. Тем более, если учесть, что американцы ни разу не испытывали мощные излучатели в целях противоракетной обороны.
Если же говорить об их реально существующих РЛС в Европе, этим станциям уже за тридцать, и такому хламу давно пора в утиль. Вменяемые европейские аналитики не без оснований считают, что американская затея с ПРО имеет главной целью втянуть Россию в новый виток гонки вооружений, который может стать губительным для экономики.

РГ: А если они и впрямь решили таким образом взломать наш ракетный щит? Расправиться бесконтактным образом?
Сергеев: Хорошо. Давайте говорить конкретно о "Булаве". Одно из ее рекламируемых достоинств - укороченный, в сравнении с другими ракетами, активный участок траектории (АУТ). То есть "Булава" быстрее стартует и быстрее проходит тот самый разгонный участок, на котором ее могут засечь радары и спутники. Тогда почему именно она попадается в мифические сети и ловушки, расставленные неизвестно кем, а та же "Синева" без всяких проблем летит из Белого моря то на Камчатку, то еще дальше в Тихий океан и попадает точно в цель. Или путешествует в обратном направлении - с востока на север, не замечая никаких противоракетных каверз...
Может, все дело в том, что в отличие от журавля-"Булавы" синица-"Синева", как и почтенный "Трайдент", прошла классическую для морской баллистической ракеты отработку автономной системы наведения. Хотел бы ошибиться, но думаю, что "Булава" еще долго будет служит раздражителем умов ученых и профессионалов-ракетчиков. Пока правительство России, Военно-промышленная комиссия и главкомат ВМФ ясно не определятся в своем отношении к этому проекту.


Р-29РМУ2 «Синева» (код СНВ РСМ-54, по классификации НАТО — SS-N-23 Skiff) — российская трёхступенчатая жидкостная баллистическая ракета подводных лодок третьего поколения. Используется в пусковых комплексах Д-9РМУ2, размещаемых на стратегических подводных крейсерах проекта 667БДРМ «Дельфин». Р-29РМУ2 является усовершенствованием ракеты Р-29РМ, разработанной в 1980-х годах. Принята на вооружение 9 июля 2007. Планируется выпуск около 100 ракет.
Ракета является модификацией комплекса Р-29РМ (РСМ-54), принятого на вооружение в 1986. В 1996 году серийное производство этих комплексов было прекращено, но в 1999 году вновь возобновлено. Это было связано с истечением срока службы (10 лет) находящихся на вооружении ракет Р-39 и с проблемами при разработке новых комплексов «Барк», а в последствии - «Булава». В начале 2000-х годов начались работы по модернизации ракет, новая модификация получила новое обозначение Р-29РМУ2 «Синева», сохранив договорное РСМ-54.
Уже известна следующая модификация ракеты, Р-29РМУ3 - 10 блоков индивидуального наведения. Запас мощности позволяет. Ракета РСМ-54 "Синева" была названа немецкими специалистами как "шедевр морского ракетостроения".

Р-39УТТХ («Барк») - российская твёрдотопливная баллистическая ракета, размещаемая на подводных лодках в составе комплекса Д-19М.
Разработка велась с 1986 года в КБ им. Макеева - традиционным разработчиком баллистических ракет подводных лодок (БРПЛ). Предполагалось что ракета будет нести на себе 10 боевых блоков в ядерном оснащении и иметь дальность полёта более 10 тысяч километров. Вооружать «Барком» планировалось ПЛАРБ 955-го проекта «Борей».
В конструкции ракеты предусматривалась специальная система прохода через лед, обеспечивающая пуск из под ледяного панциря северных широт. Также «Барк» мог использоваться как по обычной траектории, так и по настильной. В первом случае ракета летит из акватории Баренцева моря на Камчатку за 30 минут, а во втором - за 17 минут.

Р-30 3М30 «Булава-30» (РСМ-56 - для использования в международных договорах; SS-NX-30 - по классификации НАТО; «Булава-М», «Булава-47») - новейшая российская твёрдотопливная баллистическая ракета, размещаемая на подводных лодках. Разработка ракеты ведётся Московским институтом теплотехники (ранее разработавшим ракету наземного базирования «Тополь-М») под руководством Ю. С. Соломонова. Предположительная дата принятия на вооружение: 2009 год.
Ранее неоднократно заявлялось, что «Булава» оснащается гиперзвуковыми маневрирующими боеголовками, способными осуществлять маневр по высоте и курсу. По мнению ряда экспертов, обусловленный этими особенностями маловысотный профиль полета ракеты дает основание причислить ее к новому типу ракет – квазибаллистическому. Ракетами «Булава» будут оснащаться новые российские подводные лодки проекта 955, две из которых – «Юрий Долгорукий» и «Владимир Мономах» - должны быть введены в строй в ближайшие годы (на текущий момент заложено уже три подлодки, на головной в июне должны начаться ходовые испытания).

Хроника испытаний "Булавы"
Согласно сообщениям в «Российской газете» 24 мая 2004 на Воткинском машиностроительном заводе (он входит в корпорацию МИТа) во время испытаний твердотопливного двигателя произошел взрыв.

23 сентября 2004 с модернизированной АПЛ ТК-208 «Дмитрий Донской» проекта 941УМ (подлодка базируется на Севмашпредприятии в Северодвинске) был осуществлён успешный «бросковый» пуск весогабаритного макета ракеты «Булава» из подводного состояния. Испытание проводилось для проверки возможности её использования с подводных лодок. В прессе этот запуск принято считать первым по счету, хотя был произведен только запуск массогабаритного макета ракеты.

Второй испытательный запуск реального ракетоносителя был успешно произведён 27 сентября 2005 в 17:20 по московскому времени. Ракета, запущенная из акватории Белого моря с АПЛ «Дмитрий Донской» (проект 941 класса «Тайфун», бортовой номер ТК-208) из надводного положения по полигону Кура на Камчатке, примерно за 14 минут преодолела более 5,5 тысяч километров, после чего боевые блоки ракеты успешно поразили предназначенные для них цели на полигоне.

Третий испытательный запуск был произведён 21 декабря 2005 года в 08:19 по московскому времени также с АПЛ «Дмитрий Донской». Пуск осуществлён из подводного положения по полигону Кура, ракета успешно поразила цель.

Четвертый испытательный пуск с борта АПЛ «Дмитрий Донской» 7 сентября 2006 года закончился неудачей. Пуск МБР был произведён из подводного положения в направлении боевого поля на Камчатке. Пролетев после старта несколько минут, ракета отклонилась от курса и упала в море.

Пятый испытательный пуск ракеты с борта АПЛ «Дмитрий Донской», прошедший 25 октября 2006, также закончился неудачно. После нескольких минут полёта «Булава» отклонилась от курса и самоликвидировалась, упав в Белое море.

Шестой испытательный пуск ракеты был произведён 24 декабря 2006 с борта АПЛ «Дмитрий Донской» (надводное положение) и вновь закончился неудачно. Отказ двигателя третьей ступени ракеты привёл к её самоликвидации на 3-4 минуте полёта.

Седьмой испытательный пуск состоялся 28 июня 2007 года. Запуск произведён в Белом море с борта АПЛ «Дмитрий Донской» из подводного положения и завершился частично удачно - третья боеголовка не достигла цели.

Очередной испытательный пуск предположительно должен был произойти в ноябре 2007. Однако испытания не состоялись, при этом никакой официальной информации о причинах их отмены оглашено не было. Данное обстоятельство дало повод ряду лиц начать распространение недостоверных слухов о пятом подряд неудачном запуске «Булавы».

Восьмой пуск - 18 сентября 2008 года. По сообщению новостного агентства Интерфакс, «российский подводный ракетный крейсер стратегического назначения в 18:45 МСК в четверг осуществил пуск ракеты „Булава“ из подводного положения. В 19:05 учебные блоки достигли цели в районе боевого поля полигона Кура. „В настоящее время обрабатывается телеметрическая информация о пуске и полете ракеты, но уже сейчас можно заключить, что пуск и полет ракеты прошел в штатном режиме“, - сказал представитель Минобороны РФ.» Однако вскоре, с подачи газеты «Коммерсант», сославшейся на анонимный источник в Министерстве обороны РФ, была распространена информация о том, что пуск был успешным лишь частично. По данным собеседника издания, до последнего этапа испытания проходили успешно. «Активный участок траектории ракета прошла без сбоев, попала в заданный район, головная часть отделилась штатно, но ступень разведения боевых блоков не смогла обеспечить их отделения», - сообщил он газете. Таким образом, как пояснил он, в боевых условиях боеголовки ракеты не сработали бы из-за особенностей устройства «Булавы». В то же время некоторые специалисты высказали мнение, что в данном запуске вместе с испытаниями собственно ракетоносителя «Булава», отработавшего полностью штатно, могли проводиться параллельные испытания новой модификации боевой части ракеты, которые, предположительно, и оказались неудачными. От каких-либо дополнительных официальных комментариев в связи с возникшими слухами Минобороны РФ воздержалось.

Девятый пуск. Наконец, 28 ноября 2008 года, пуск «Булавы» прошел полностью в штатном режиме. Атомная подводная лодка стратегического назначения «Дмитрий Донской» в пятницу произвела успешный пуск межконтинентальной баллистической ракеты последнего поколения «Булава», сообщил РИА Новости помощник главкома ВМФ России капитан первого ранга Игорь Дыгало. По данным источника в Минобороны, программа испытаний ракеты впервые выполнена полностью. «Пуск произведен из подводного положения в рамках программы государственных летно-конструкторских испытаний комплекса. Параметры траектории отработаны в штатном режиме. Боевые блоки успешно прибыли в полигон Кура на Камчатке», - сказал Дыгало.

Десятый пуск. Произведен 23.12.2008 с атомной подводной лодки «Дмитрий Донской». После отработки первой и второй ступени ракета вышла на нештатный режим работы, отклонилась от расчетной траектории и самоликвидировалась, взорвавшись в воздухе. Таким образом, данный пуск стал четвертым (с учетом лишь частично успешных - шестым) неуспешным по счету из девяти проведенных.

16.03.2009 - "РИА Новости". Последний испытательный пуск морской баллистической ракеты "Булава" (23.12.2008) прошел неудачно из-за использовании бракованного пиропатрона. Об этом сообщил представитель Минобороны Российской Федерации. "Причина последней неудачи с пуском "Булавы" - чисто техническая, один из смежников поставлял некондиционные пиропатроны, которые используются при отделении ступеней ракеты. Надо было проверить 100 раз, а проверили всего пять. Отсюда результат, а точнее его отсутствие", - сказал представитель, добавив, что это чисто производственная проблема.
Вместе с тем представитель Минобороны сообщил, что испытательные пуски "Булавы" продолжатся этим летом с борта АПЛ "Дмитрий Донской". Ранее высокопоставленный представитель главного штаба ВМФ Российской Федерации сообщил, что в связи с неудачным последним пуском "Булавы" количество испытательных пусков в 2009 году будет увеличено. "Такое решение принято в связи с тем, что испытания "Булавы" решено активизировать. Если ранее планировалось осуществить три-четыре пуска, то теперь совершенно очевидно, что в 2009 году их будет больше", - сказал представитель ОПК. Он не стал уточнять, на какое количество пусков планируется увеличить лимит, отметив, что "окончательно это станет ясно после подведения итогов первых двух-трех испытательных пусков".






Нетрудно заметить с каким поколением ракет вероятного противника равняется наша будущая "новая" ракета, а сравнение со старыми Р-29РМ и Р-39 (сняты с вооружения), а если помножить количество ракет на возможных носителях на количество РГЧ. "Равноценная" замена - нет слов. Если бы она хоть летала, и то хорошо было, так даже половины успешных пусков нет. А сколько средств на нее уже оприходовано, "сэкономили" много, а воз и ныне там. Оставшиеся "Акулы" стоят безоружными, строящихся "Бореев" нечем вооружать, одна надежда на старичков "Дельфинов" с реинкарнированной "Синевой". Выводы делайте сами...


В подборке были использованы материалы из Википедии, сайта "Российский подводный флот", электронных изданий "Российская газета", "Независимое военное обозрение" и "РИА Новости".

URL
Комментарии
2009-04-10 в 12:15 

Мифическая личность
Доброе Мировое Зло (Миф)
Хорошая статья получилась. Я где-то читал, что У "Булавы" уже 10 пусков было и опять же 9 неудачные. Как я понял - все пуски производились со стенда на суши? Как же тогда "Тополь-М" летает, если "Булавау" никак не могут запустить? И летает ли он вообще...
Советую сюда запостить - pay.diary.ru/~carriers/

2009-04-10 в 15:54 

Buaku
no life, no pain
Так вроде под катом все было...
В том то и дело, что в МИТ решили, что они умнее всех других, приступив к разработке нового для себя изделия, без необходимой стадии стендовых испытаний. Наверно, тоже решили "сэкономить"... Единственным стендовый пуском, был пробный пуск двигателя будущей ракеты, которой кстати взорвался. Следующие пуски происходили уже в море с борта переоборудованного РПКСН проекта 941 "Дмитрия Донского". Видать решили, если что, не жалко, все равно на метал резать, а люди тем более материал расходный. Пока было произведено 2 надводных и 7 подводных пусков готовой ракеты, из них полностью успешные только 1 надводный и 2 подводных. К слову, "Барк" свернули уже после 3-х неудачных стендовых испытаний, хотя проект был готов на 73%, а на складе лежала готовая к следующему пуску ракета.
Почему летает "Тополь-М" и не летает "Булава" выше подробно описано, если кратко, невозможно перенести наземную ракету в морскую среду без кардинальных изменений, слишком условия пуска разнятся. Скажем так, морскую ракету можно успешно запускать с суши, благодаря гораздо более мощным системам наведения, наоборот нет. Сама же ракета "Тополь-М" зарекомендовала себя, как очень надежная, из 18 пусков только один был неудачный. Но, если бы не его и "Булавы" сомнительное преимущество в настильной траектории... Помню, ты писал у себя про это. Опять же к слову, "Барк" кроме уникальной системы подледного пуска, мог запускаться как по обычной, так и по настильной траектории, про более лучшие ТТХ я уже молчу. Считай, мог стать совершенным вооружением...

URL
2009-04-10 в 16:06 

Мифическая личность
Доброе Мировое Зло (Миф)
Невнимательно прочитал получается. Где-то в тексте я упустил что они уже не говорят о стендовых пусках. Сори - читал с утра - видимо кофе не хватило ))

   

Уголок бывшего отаку

главная